Смертельное одиночество

Существует множество дискуссий о правах женщин в Непале - и Chhaupadi является примером противоречивости традиций и современных социальных норм.

Почему так много непальских женщин погибло в горах, добровольно уйдя из семьи? Звери? Холод? Любовь? Причина всему биология.

Не смотря на то, что правительство Непала  старается уйти от традиционных пережитков, большинство населения страны живет, сохраняя древние устои. Примером этого является «Chhaupadi» — традиция, при которой женщина во время менструации изолируется от общества.

Изоляция по-женски

В традиционном понимании этого ритуала, девушки и женщины во время этого периода уходят из дома и переселяются в сараи, пещеры или специальные будки, рассчитанные на одного человека. На протяжении недели они не имеют права прикасаться к людям, есть молочные и мясные продукты, а так же посещать общественные места и мыться из общего источника воды.

Все это вызвано суеверием о неприкасаемости женщины в этот период: если она затронет дерево, оно перестанет приносить плоды, если она прикоснется к корове, та перестанет давать молоко, а если женщина дотронется до другого человека, тот заболеет.

Подобные действия приводят к тому, что некоторые из них умирают от переохлаждения, укусов змей и диких животных, от болезней и других причин, вызванных полной беспомощностью женщины в  этот период.

В 2005 году правительство законодательно запретило практику этого ритуала, но Chhaupadi настолько прочно закрепился в жизни народов Непала, что даже в долине Катманду, которая является самым развитым районом Непала, люди продолжают придерживаться этой традиции.

Личное становится публичным

Во время нашего путешествия мне повезло провести пару дней в доме родителей нашего друга Шивы, которые живут в 30 минутах езды от столицы Непала – Катманду. Но даже здесь я стала свидетелем это ритуала!

Шива — это очень современный непалец, владелец нескольких магазинов в главном туристическом районе Катманду — Тамеле / Thamel. В их семье трое детей — два брата и сестра, все из них получили образование и работают в городе. Отец Шивы в свои молодые годы так же работал в Тамеле, поэтому смог обеспечить семью — а сейчас их в основном содержат дети.

Шива — это очень современный непалец, владелец нескольких магазинов в главном туристическом районе Катманду — Тамеле / Thamel. В их семье трое детей — два брата и сестра, все из них получили образование и работают в городе.

Шива был невероятно рад, что сможет поесть домашней кухни и увидеть мать, но когда мы приехали в деревню, родственницы сообщили, что у его матери период, поэтому его желаниям не суждено было сбыться.

Чтобы обезопасить людей от «неприкасаемости» женщины, вся информация о ее физическом состоянии должна быть известна обществу. Довольно личная информация, не так ли?

Племянницы и тетя нашего друга, которые с юмором поведали, что все эти дни он будет готовить себе сам.

Племянницы и тетя нашего друга, которые с юмором поведали, что все эти дни он будет готовить себе сам.

Здесь, конечно, женщина не уходит жить в сарай и не отказывается от еды — такое практикуется в менее развитых районах, но она, тем не менее, не может готовить, участвовать в религиозных ритуалах или прикасаться к людям.

Lost in translation

Столкнувшись с этой  традицией в реальной жизни, было много неловких ситуаций, когда я просто не могла понять, что нужно делать.

Зеленые поля - это не частое явление в долине Катманду. Семье Шиве повезло что прямо под их домом находится источник, постоянно питающий посевы.

Зеленые поля — это не частое явление в долине Катманду. Семье Шиве повезло что прямо под их домом находится источник, постоянно питающий посевы.

Во время ужина я, Шива и его отец сидели на одной тростниковой подстилке. Мать в это время сидела поодаль, но голом полу, чтобы не касаться своих родственников. Меня попросили передать матери коврик, но стоило протянуть руку, как она сжалась, стараясь уклониться от меня. Мужчины попросили просто положить его на пол — и только тогда женщина смогла его подобрать. Почему? Если бы я передала коврик матери, то неприкасаемость, как ток, прошла бы через сам коврик, меня, подстилку, на которой все сидели, и задела бы мужчин.

Другой такая история случилась утром, когда в доме не было никого, кроме меня и мамы Шивы. Зазвонил один из сотовых телефонов, оставленных на подстилке — той самой, где мы сидели с мужчинами за ужином. На Непали я не говорю, поэтому, когда женщина начала объяснять, что от меня требуется сделать со звонящим телефоном, все, что нам оставалось, это нежно улыбаться друг другу. Поняв, что данная ситуация не принесет результатов, я кинулась к Шиве за помощью.

Как оказалось, от меня требовалось лишь переложить сотовый с подстилки на пол, чтобы женщина смогла его поднять, не боясь передать неприкасаемость на телефоны мужчин.

Удивительно, как сложно нам увидеть то, что другие понимают интуитивно. Оставшись в семье на несколько дней, я попадала и в другие неловкие ситуации, которые я никогда не смогла бы выявить без помощи своего непальского друга.

Все эти суеверия крепко осели в жизни Непала, однако в Катманду Chhaupadi не практикуется – столица делает невозможным любую изоляцию, размывая границы суеверий…. Катманду – это совершенно другая история.

Автор
Marie

Найти Шангри-Ла это не моя цель – я просто хочу двигаться. Проходя новые пути и знакомясь с людьми, я узнаю мир. А если вы хотите мир изменить, то лучше сначала его познать.

Читать больше ›

Читать больше
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *